August 29th, 2010

Miku

(no subject)

Православие, несмотря на декларируемый монотеиз, на деле - дичайшее язычество. Давайте обесню почему. Итак, у нас есть заведение культа - храм, церковь, часовня. Каждое подобное заведение носит имя в честь какого-то святого - Зевса, Афины, Посейдона Христа Спасителя, Богоматери, Всех Святых, ну вы понели. Довод, конечно, не ахти, но давайте войдем внутрь храма. Нас встречает церковная лавка, в которой продаются свечи разной длинны и толщины. Спросите у любой бабки и она подскажет, какие свечи нужны и в каком количестве. Далее с этими свечами вы обходите иконы. Изображенный на каждой иконе курирует свою область - один покровительствует студентам, другой служивым, третий там чиновникам, четвертый - сирым и убогим. Совершаем просьбу-молитву, ставим свечку и двигаемся дальше. Дальше нас ждет Главный. Главному надо ставить толстую свечу. Главный отвечает вообще за всё, в том числе и за свою братию - типа следит за исполнением решений, держит текучку на контроле. Формально Б-гом называется только трое персонажей, все остальные имеют другие ранги, но как ни крутись всё равно составляют некий пантеон высших сущностей, как их не называй, суть не меняется.
А в итоге мы и получаем то самое многобожие, в котором вместо полян - помещения, а вместо резных столбов - крашенные доски. Только во втором случае - посредники охуевшие.
Miku

(no subject)

Небольшая драма про то, как журнализд Бурматов совершил наброс на Шевчука, а журнализд Бабченко за Шевчука заступился, нашел широкий отклик в самых разных слоях населения. Настолько широкий, что меня даже другие воены спрашивали о моей позиции. Давайте я её озвучу.

Собираясь вздремнуть, я краем глаза заметил, что сейчас на РСН начнется очный срач между Бурматовым и Бабченокой, я включил его фоном и послушал. Бурматов явно полощет в говне Шевчука, Бабченка его защищает, всё довольно банально и уныло. Шевчук, Шевчук, Шевчук. А ведь звездочки, снятые с погон мертвого офицера - это для памяти. Для памяти. Пока эти звездочки стоят на полке у Шевчука, этот офицер не забыт. Пусть он не забыт Шевчуком и родными, но он не забыт. Значит, он еще жив. Пусть и в наших сердцах, как дедушка Ленин. Мне в данном случае похуй на бурматовские взвизги (ему так этот офицер крайне до пизды), мне похуй на пафос Бабченки (мог бы и промолчать, но работа требует разжигания), мне даже похуй на исписавшегося Шевчука. Единственный, на кого мне не похуй - это тот мертвый офицер, которого Шевчуку сняли звездочки. Постараюсь его не забыть.

Светлая память ему.