October 7th, 2012

Miku

Продолжаем тему мордобоя.

Особым пунктом в военно-воздушных силах Святой Руси идут отношения между двумя крупными социальными группами лётного и технического состава. Скажем прямо, что отношения эти в тех частях, где бортовой техник не является членом экипажа, иногда обостряются до предела, как, например, в истребительной авиации, хехе. Там большинство льотчиков справедливо считают технический состав чем-то вроде насекомых, для которых они, льотчики, боги и вообще. Техники же небезосновательно почитают льотчиков за охуевших и зажравшихся на сверхзвуковом пайке жлобов. Следует отметить, что многократная разница в окладах между богами и насекомыми придает этому противостоянию особый цимес, особенно в истребительных частях.
Прежде, чем перейти к самой соли повествования, отмечу, что одной из обязанностей техника, является поддержание самолёта в чистоте, особенно кабины пилота. Это весьма затратно по времени и расходует много физических и моральных сил, да и опрятный внешний вид самолёта, аккуратно зачехленного, на ухоженной стоянке способен скрыть даже отсутствие некоторой части агрегатов, хехе.
Из асички: в N-ской части случился такой эпизод. Техник, приставивший к борту стремянку, чтобы его величество вознеслось в кабину, заметил, что на прохорях летуна имеется налипшая в немалом количестве грязь, после чего последовало замечание, что посадка в кабину в грязных лаптях - есть образец свинства. Охуевший от подобной наглости льотчик немедленно послал технаря нахуй. У технаря, видимо, прорвало, и из-под лётчика внезапно вылетела стремянка, а тело лётчика начало получать множественные удары руками и ногами. После того, как стонущий лётчик лежал на бетонке, подбежали люди с другой позиции и оттащили буяна. Но льотчику уже было не до полётов - от легкого сотрясения мозга его не спас даже шлем, к слову, оказавшийся изрядно помятым. Летун хотел было написать заявление в ментовку, но сор не стали выносить из избы, в итоге технарь послал всех решительно нахуй, и, будучи обеспеченным жильём, лёг в госпиталь, где у него наши что-то, позволяющее ему не служить
Так и живем.