December 17th, 2012

Работничег

Пост про то, что молчание - золото.

Зависал неделю в Самаре. Без телевизоров, интернетов, газет и прочей хуйни. Делал дела, читал книги и спал. Иногда даже думал, а один раз позволил себе пропустить литр Лонг-Айленда. К чему я пришел за это время?

Что терпеть не могу вагонных пиздунов. Ну, знаете, когда едешь в поезде, постоянно встречаются такие люди, которые пытаются с тобой заговорить как-то. Дико доёбывает, поскольку в поезде я либо читаю, либо сплю. Но в этот раз меня доебали по хардкору. Поезд идет восемь часов, по схеме "вечером выехал - утром на месте", со мной сидит какая-то тьотка и пытается со мной заговорить. Я, уткнувшись в сверхилитарную книжку по го, отделываюсь общими фразами и мычанием. Дальше пиздей - тьотка начинает жрать, причем жрать какое-то говно, которое смердит похлеще общественного сортира, более того, она пытается меня этим говном УГОСТИТЬ. Я вежливо отказываюсь. Пожрав, она ещё час доёбывала меня попытками заговорить, но я к тому времени уже спал. И вот, посреди ночи меня кто-то невежливо толкает в спину. Я даже не успеваю задать закономерный вопрос, как мне предлагают дословно следующее "так, молодой человек, перебирайтесь на верхнюю полку, у меня ребенок бла-бла-бла". Отчетливо посылаю нахуй мамашу, провожающего папашу и их пятнадцатилетнего выблядка. Мамаша возмущается, а я медленно и с расстановкой поясняю, что нижние места достигаются своевременной покупкой билетов, мне стандартно грозят адом и погибелью, но смиряются. С выблядком что-то не так, кажется, он какой-то ёбнутый, что придает ситуации особый цимес. Я уже ехал в одном вагоне с ебанутой, охуенный экспириенс по части проверки спокойствия и выдержки, но с долбоёбом в одном кубрике - это ультрахардкор. Я так и просидел до прибытия, опасаясь, что ебанутый отколет какую-то хуйню, пока тьотки, нашедшие друг-друга песдят о какой-то муре, попутно выбалтывая место жительства, уровень доходов, личные проблемы и много интересной инфы.