July 27th, 2018

Miku

Молодость и софткор.

Когда-то я был графоманом и вы не поверите, писал какую-то хуйню, теперь это самый позорный период моей сетевой жизни, о котором я не люблю вспоминать, но это было давно и в те времена избавиться от своих следов ещё было возможно. Каждый «писатель» нуждается в вычитке — это когда человек прочитывает твой высер и дает краткий отзыв, я тоже нуждался в вычитке и предлагал за это бутылку водки мужикам и бутылку на выбор — дамам. Не могу сказать, что я требовал подобного от других — я, конечно, занимался вычиткой, но только в отношении лично симпатичных мне людей — ведь они сосали мой хуй, целовали мою жопу и этого было достаточно.

Почему я так делал? Это росло из понимания того, что я ебучий наркоман, плотно сидящий на клавиатуре, и мой мозг радостно плескался в гормонах счастья, когда мечущиеся идеи обретали конкретность букв на материальном носителе. Да, как всякий конченный наркоман я отдавал себе отчет в пристрастии, но поделать ничего не мог, кроме как вступить на первую ступеньку избавления от зависимости, она предусматривает признание себя зависимым. Из этого логично следовало, что читать мой мозговой онанизм было трудом — и, поскольку, труд должен оплачиваться, пусть даже чисто символически, я и вешал ценник. Потом, по прошествии лет я понял, что бутылки для этого недостаточно и браться за вычитку меньше, чем за ящик водки вообще не стоит.

Но в итоге я избавился от зависимости. Перешел на критику. Литературная критика в современной российской литературе интересна первые три раза, потом это становится неспортивным избиением и графоманией, после третьего раза критика заканчивается и начинается копипаста. Графомания отличается от наркомании тем, что потребитель веществ сначала не признает себя наркоманом, а графоман сначала признает себя графоманом, который пишет такую же хуйню, как и его коллеги, а потом он начинает думать, что стал ПИСАТЕЛЕМ. Естественно, он остается графоманом, но считает иначе. Когда вокруг меня начали массово проклевываться такие ПИСАТЕЛИ, я понял, что пора бросать эту хуйню, пока я не превратился в такое же чванливое хуйло, по надуманным причинам решившее, что оно не такое как все и обладает талантом, неповторимым стилем и, что самое страшное,  решившее, что за чтение его хуйни кто-то должен ПЛАТИТЬ ДЕНЬГИ.

Мозгу ПИСАТЕЛЯ уже недостаточно просто печатать буквы. Ему нужно признание, конвертируемое в кэш. Путь к кэшу лежит через тираж, путь к тиражу лежит через издателя. У издателя таких вот опустившихся графоманов не просто много, я не работаю в редактуре крупных издательств, но подозреваю, что обещают перезвонить там девяти с половиной из десяти, издательство можно понять, оно рационально и по опыту своему знает, что лошья и людей, которых заебет ПИСАТЕЛЬ на покупку своего высера ограниченное количество, поэтому общий жанровый тираж ограничен и его на всякий случай напечатают не весь, а если пойдет, займутся допечатками втемную от автора. Всё это детали, главное тут авторский экземпляр и хуйский гонорар, который греет графоманскую душу.

Но на пути писателя к кэшу стоят ПИРАТЫ. Реально, блядь, когда писатели-фантасты (а больше всех за пиратство заливают они) или ещё кто из пишущей хуеты начинают заливать про пиратство, то мне, старому пирату, становится смешно, а Господь убивает котенка. Алё, ребят, вы там кукухой ебанулись? Пиратство на ниве литературы — это труд и риск, которые плохо монетизируются, основной массив книгопиратства движется, вы не поверите, утопичной идеей и оценка пиратских трудов состоит в том, что скачают, а то и прочитают. Подумайте — пирату надо купить стафф, перегнать его в электрическую форму, выложить в Сеть. Будет ли тратить пират свои деньги и время на всякую бесперспективную хуйню, учитывая то, что средний пират как раз способен отличить хуйню от всего остального? Вряд-ли. Поэтому я предполагаю, что большинство ПИСАТЕЛЕЙ под одеялом занимаются аутопиратством с целью охвата аудитории, потому, что если его не аутопиратить, то ПИСАТЕЛЬ тихо сгинет на нижних полках книжного магазина, а так у него есть хоть какой-то шанс на прочтение и повод к извращенному нарциссизму, ведь если его пиратят, он типа популярен. Не, я знаю одну бабу, которая аутопиратится в открытую, но это ещё и часть осмысленного пяра.

ПИСАТЕЛЬ — это больной человек и лечение его паллиативно, он живет тем, что срет в ваши головы своим творчеством, нытьем и нарциссизмом, рассуждения про пиратство в их среде ещё смешнее, чем рассуждения о репталах в мировом правительстве под фольгированной шапочкой. Мало кто будет покупать и читать про кровавые игрища русских патриотов в жестокой галактике, когда есть РАУЛЬ ДЬЮК по цене бутылки водки, вот его и надо спиратить. Ребята, вы живете в мире, где диктат издателя помноженный на диктат читателя втаптывают ваше говно в грязь, если вы хотите быть успешными, то будьте ими или сдохните, пытаясь. А лучше просто идите нахуй.