Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Работничег

И снова про архитектуру.

В общем, есть то, за что иногда надо убивать.
Это я про тротуарную плитку. Сама по себе идея плитки не так, чтобы плоха, но на Руси её реализация превращается в жуткий, адовый пиздец. А всё потому, что на Руси принято класть бетонную плитку сугубо одного оттенка. То есть, цвет соседних плиток полностью соответствует друг другу, из-за чего они сливаются в унылое монотонное полотно. А монотонные площади довольно сильно царапают глаз даже неподготовленному человеку.

Для примера - посмотрите на дореволюционную или совковую кирпичку и сравните ей с кирпичкой современной и сравните свои впечатления. В первых двух каждый кирпич кладки имеет свой цвет, поскольку до революции автоматики и всякой такой хуйни не было, поэтому обжиг делали "на глаз", а в совочке обжиг был производной от кучи величин - от настройки автоматики до содержания спирта в крови оператора. А сейчас бездушные киберавтоматы по заданной программе ебашат равномерное температурное поле и строго отсчитывают заданное время, тем самым получая на выходе идеальные одноцветные кирпичи. Или одинаковые бетонные плитки.

Конечно, такой пиздец не радует глаз даже строителям, поэтому они пытаются разбавлять плитку своими убогими орнаментальными потугами, но получается тоже плохо. И только сейчас в Самаре на центровой площади города начали класть нормальную разноотенночную плитку клинкерного цвета.

То, что ты видишь каждый день, воздействует как радиация - мощно и незаметно, поэтому в хрущевках и коммиблоках можно вырастить только трудопчел. Почитайте "Жизнь пчел" Меттерлинка, рикамендую.
Работничег

Со строек ебанизма.

У нас принято ругать революцию 1917 года за вклад в русское искусство и прочую духовность, хотя для некоторых отраслей искусства ленинская революция была единственным шансом на появление в России, как, например, для архитектуры. Ибо до революции российской архитектуры практически не было, а памятники архитектуры строились либо на западный манер, либо по убогим церковным канонам (а то, что православная архитектура предельно уёбищна хорошо видно в Самаре, где рядом с крайне готическим костелом воткнули очередную храмуду), либо была крайне утилитарной, что-то уровня "коробка из кирпича". Даже Святой Небесный Кремль строили по калькам, привезенным каким-то макаронником.

Единственный всплеск русской архитектуры пришелся на конец 17 - начало 18 века, в период рассвета русского деревянного зодчества (правда, там был ещё краткий период в конце 19 века, но это было следствием появления высадки гвоздей и дрели с лобзиком, а в плане художественном это были упрощенные кальки ранних периодов). Всё остальное русской архитектурой называть нельзя - либо это убогое утилитарное говно, либо калька с западных стилистик.

Советская власть, проводя политику замещения культурного кода, разумно решила, что архитектура - это то, что окружает человека постоянно и действует, как радиация - незаметно и накопительно, поэтому старая архитектура пошла нахуй, а её заменил советский конструктивизм - довольно прогрессивная и самобытная школа, делающая ставку на методизм в проектировании, функционал зданий, простоту линий и выверенность пропорций отдельных элементов. Тогда в страну Советов ездили работать и обмениваться опытом модные дизайнеры и архитекторы, а здания конструктивистов хорошо видны на фоне сталинского ампира, окаменевшего дореволюционного кала, брежневского робкого ренессанса, не говоря уже о хрущевском говне и бездушной современки.

Потом бездуховный, пидорский конструктивизм кончился и пошло ымперство, почему-то именуемое сталинским ампиром. Несмотря на типа величие, сталинский ампир был довольно неглубокой архитектурой шаблона и канона, поскольку шаг влево-вправо кончался десятилетней разбивкой леса на кварталы. Чтобы понять сталинский ампир до конца, целиком и полностью, достаточно увидеть несколько зданий, сталинская архитектура - это голая форма, на которую налеплены свистоперделки.

А потом пришел Хрущев и русская архитектура кончилась. Совсем нахуй кончилась. И сейчас её до сих пор нет и ближайшие лет пятьдесят не будет, а всё что есть - это заимствования и стилизации в духе "путинского ампира", порожденные как уёбанностью архитекторов, так и безвкусицей заказчиков. Вроде и хочется чего-то большого, монументального и охуенного, но получается гнойное уебанство даже ниже царитэли, потому, что выросший среди хрущевок, брежневок и декоративных собраний сочинений человек не сможет в архитектуру.

А пока полюбуйтесь на куклу.
b086593799781c78b5efaab43951a4a1e22ad45a
Работничег

Снова пост про Украину.

Смотрю, восточное рагульё таки накачали оружием да баблишком и разрешили угореть по бунту.
Старые методы - проверенные методы, правда у нас была всегда трудность - мы либо ставили не на тех обезьян, либо относились к ним слишком палюцки. А логика подсказывает, что подконтрольной обезьянке надо срезать голову ровно в тот момент, когда она просто подумает, что может соскочить.

Можно по разному относиться к Сталину, но сталинская архитектура актуальна и по сей день, просто сталинская архитектура - это архитектура для жизни людей и дело даже не в ампирной лепнине и ПАФОСЕ, а в широких улицах, удобных больших дворах, просторных помещениях и куче прочих малозаметных ништяков от того самого функционализма, к которому рвались хрущевские хуесосы, вообще вся хрущевская "борьба с излишествами в архитектуре" - это уебанский выпердыш русского жополижества, хрущевки примитивны и убоги и к архитектурному функционализму имеют весьма опосредованное отношение, хрущевская эпоха жилого строительства - это убогое масштабирование коровников и свинарников. Вообще, самые архитектурно-приятные города, в которых лично мне хочется жить - это те, которые в сороковых расхуярили легионы Дедушки и орды Отца Народов, а в пятидесятых их успешно отстроили, не экономя землю под широкие дороги и крупные скверы.

А сейчас, кстати, появляется новый формат городской жилой архитектуры, я считаю его реализацией ада, например. Родился он в Самаре и имя ему - "К0шeлeв проект", в народе именуемое "Кошелек". Что это такое? Это такое дешевое в производстве жильё, хрущевский "функционализм", доведенный до абсолюта. Итак, по очереди:
1. Планировка района.
Бескрайние ряды домиков в пять подъездов, расстояние между домами равно ширине дома, вы можете подглядывать за соседями напротив без применения оптики! Стоянки и площадки? Лол, нахуя вам это! Инфраструктура - алкомагазины и один детсад.

2. Планировка квартир.
Живя в щитовом бараке, гордо именуемом "Общежитие №4" я имел лучшую планировку помещения. Там были комнаты, а не коридоры от дверей к окну.

Но самое охуительное - балконы. Выполнены на ширину хуя.

3. Конструкция домов.
Стены в этих домах - в три кирпича. Не, серьезно. Несушка в три кирпича, перегородки  - из пенобетона. В наших широтах с такой капитальностью строят холодные гаражи. Чтобы жильцы не померзли, дом снаружи обшит крупноячеистым пенопластом и оштукатурен. Рентабельность такой застройки относительно "башен" просто чудовищная, удивительно, что такое не придумали раньше.
4. Оборудование.
Крайне охуительно. Стоковые сантехнические приборы оставим в покое - это нормально. Самая мякотка - в индивидуальном газовом отоплении. Его прикол в том, что его нельзя просто так взять и бросить без присмотра, а если уехать надолго (пару дней) приходится зимой, то квартира мгновенно промерзает (вместе с соседскими, лол). Поэтому приходится мучительно выбирать между промороженной хатой или дрочкой судьбы на предмет надежности отопительного котла. Кстати, при пожаре слой облицовочного пенопласта забавно вымерзает.

Это будущее лицо России. Приглядитесь к этому пиздецу и прочувствуйте его. Больший показатель дают только концлагерные бараки, но там жильё предоставлялось бесплатно. Сейчас в Самаре и скоро в Калуге. Потом, видимо, такая хуйня будет по всей России. Такую хуйню даже в Китае придумать не смогли, серьезно. Даже у них всё более по человечески.
BRS

Трипуем во славу.

"Чайку по имени Джонатан Ливингстон с молодости обескураживает слащавость и скука существования чаек, обеспокоенных лишь ежедневной борьбой за выживание. Охваченный страстью к насилию, Джонатан всецело отдаётся изучению пробивания голов в пикировании, как искусства и способа убийств, а не как способа умерщвления жертв для добычи пищи. В определённый момент он оказывается не в состоянии сдерживать свои приступы кровавой агрессии. Будучи изгнан из стаи, Джонатан ведёт жизнь отшельника и ничуть не страдает от одиночества, всецело отдаваясь совершенствованию мастерства пробития черепов.
Однажды Джонатан встречает двух окровавленных чаек, которые забирают его в «более совершенную реальность» — не Небеса, а следующий, более лучший мир, достижимый через ультранасилие. Этот мир населён чайками, посвятившими себя насилию. Джонатан с удивлением узнаёт, что его безумие и всепоглощающая ненависть позволили ему проделать путь закоронелого психопата, на который у обычных чаек уходят тысячи, десятки тысяч жизней."

Я захлопнул книгу. У меня был пиротехнический факел, пластиковая канистра напалма, два карабина Сайга-12, 150 патронов дроби в магазинах, ПМ с тремя патронами и граната Ф-1. Своей целью я выбрал усть-зажопинский филиал мухосранской социально-гуманитарной академии. Цель была идеальной - целый этаж, на который вела только одна лестница, которая отсекалась крепкой решеткой и висячим замком. Пожарный выход был заблокирован аналогичным образом.

Я не понимаю, почему все так переполошились с этой системой технического наблюдения PRISM. Люди в теме давно были в курсе этого, а кто не знал, тот догадывался. Вся проблема в том, что Россия для Интернета не является каким-то ключевым звеном, её вклад и участие в деятельности Сети на государственном уровне можно оценить, как исчезающе малый. Поэтому предложение Святой Руси про какие-то границы в сети, блядь, на какой-то международной конференции даже не стали рассматривать, чем дали понять, что рассеюшка - это пыль на ботинках передовых стран и не ей решать, как нам обустроить Интернет. Там думают более умные и понимающие соль люди, а не хуесосы, бессильно городящие запретные списки, на которые людям ссать и срать.

Со спортивной сумкой захожу в здание. Я поднимаюсь на нужный этаж, пробиваю охраннику рукояткой пистолета в висок и закрываю решетку на большой висячий замок. Я всё отрепетировал. Я захожу в подсобку, скидываю куртку, под которой висит разгрузка, достаю карабины, заряжаю, вешаю на себя. К канистре примотан факел, я его поджигаю, кладу канистру на стол и направляюсь в сторону пожарного выхода. В коридоре несколько охуевших "студентов". Я прохожу мимо них, когда в подсобке начинается сильный пожар. Сирена, истошные крики, коридор наполняется людьми. Я поднимаю карабин, вкладываюсь и начинаю простреливать коридор вдоль...